Библиотека Покровского Хотькова монастыря предлагает новые книги

10 февраля 2020 года

Митрополит Трифон (Туркестанов)

(11.12.1861–14.06.1934)

 

«Любовь не умирает...»: Из духовного наследия. – М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2007. — 656 с.: ил.

В книге впервые представлено в достаточной полноте духовное наследие митрополита Трифона (Туркестанова), выдающегося иерарха Русской Православной Церкви. Основное содержание книги составляют слова и поучения, произнесенные им в разные годы своего архипастырского служения, стихи и молитвы.

Аристократ по происхождению, выпускник лучшей в Москве гимназии Поливанова, ученик Оптинского старца Амвросия, близкий знакомый свято­го праведного Иоанна Кронштадтского, владыка Трифон прославился как Московский Златоуст и «кухаркин архиерей», утешитель неприкаянного церковного народа в пору лютых богоборческих гонений. Он, казалось, заклю­чал в своей душе всю Православную Россию. Недаром П. Д. Корин избрал его в качестве центральной фигуры для своей картины «Русь уходящая».

Духовное наследие владыки Трифона проникнуто истинным православ­ным духом, старческой мудростью, одухотворенной верой и высочайшей культурой слова. Достаточно сказать, что его перу принадлежит акафист «Слава Богу за все».

Преосвященный Трифон, как Епископ Дмитровский, викарий Московской епархии (1901-1916), не раз посещал Покровский Хотьков монастырь. «Московские церковные ведомости» (1905 г.) сообщали, что 26 сентября 1904 года «Высокопреосвященнейшим Митрополитом Владимиром вместе с Преосвященным Трифоном, Епископом Дмитровским» был освящен храм во имя Святителя Николая Чудотворца. В «Ведомостях» также есть упоминание о том, что Епископ Трифон возглавил погребение почившей настоятельницы монастыря Игумении Филареты II (Меркурьевой, 1842-1905).

 

Предлагаем вашему вниманию несколько страниц из представленной книги

 

«…Могилка его на Введенском кладбище никогда не оставалась заброшена. Москва продолжала и продолжает почитать его как исповедника и выдающегося подвижника благочестия. Неугасимая лампадка лучит свет перед белым мраморным крестом, на котором выбита надпись, взятая из поучений Владыки: «Любите храм Божий, храм Божий — это земное небо».

На Пасху (22 апреля /5 мая 1918 года) состоялось последнее богослужение в Успенском соборе Кремля, в куполе его еще зияла дыра, напоминавшая об обстреле. Большевистское правительство к тому времени переместилось в Москву, и Кремль становился недоступен для простых людей. Служба на Пасху состоялась в ответ на особую просьбу Собора, все еще не завершившегося и, по распоряжению В. И. Ленина, еще пытавшегося успокоить людское негодование об осквернении и распродаже кремлевских святынь. Возглавлять это богослужение довелось епископу Трифону.

Семь лет спустя, во время грандиозных похорон Свт. Патриар­ха Тихона, художнику Павлу Дмитриевичу Корину пришла мысль о картине, созданию которой он посвятил большую часть своей жизни (писал ее с 1925 года по 1959 год). Картина эта, которую А. М. Горький назвал «Русь уходящая», а сам Корин хотел назвать ее «Реквием», так и осталась незавершенной. Полотно безусловно символическое, на нем, в частности, изображены три Патриарха — Тихон, Сергий и Алексий (присутствовал и будущий впоследствии Патриархом иеромонах Пимен). Великий вход на богослужении происходит в Успенском соборе, а в самом центре композиции — маленькая фигурка митрополита Трифона в ярко-красном пасхаль­ном облачении, застывшая в молитвенном предстоянии. «Весь охваченный духовным устремлением, с вдохновенно сияющими глазами, он совершал Литургию как высшее служение Богу, — отме­чал А. А. Солодовников (именно в связи с эскизом Корина, где запечатлен митрополит Трифон). — Трепет и глубина смирения невольно охватывали всех присутствующих».

Аристократ по происхождению, соприкосновенный по образованию и складу натуры высочайшим достижениям русской культурной жизни, тончайше ощущавший очарование здешней жизни («хорошо у Тебя в гостях»), митрополит Трифон воистину соеди­нил в себе исконное «христианство простых рыбарей» и путь аске­зы и умной молитвы, обретенные им в народном благочестии и утвержденные под благодатным водительством Оптинских старцев. Недаром «наш Оптинский» называл его старец Нектарий. Недаром именно он благословил на монашеский, исполненный страдания­ми, исповеднический путь последнего Оптинского старца Никона (Беляева). Владыку Трифона побуждало отнюдь не толстовское или народническое опрощение, модное во дни его юности, и поэто­му не бегство от себя самого (от себя не убежишь), но обращение к тому, что воистину живо, что непреложно и безусловно, что ведет к Богу и Небесному Его Царству.

Алексею Максимовичу Горькому, буревестнику Русской револю­ции, Святая Русь представлялась навсегда уходящей, хотя, на самом деле, она только вступала в свою сокровенную полноту и обретала свою духовную зрелость, восходя от силы в силу. Не вполне прав был Иван Бунин, писавший: «Наши дети, внуки не будут в состоя­нии даже представить себе ту Россию, в которой мы когда-то жили, которую не ценили, не понимали, — всю эту мощь, сложность, бо­гатство, счастье». Главное и важнейшее в великой русской катаст­рофе — это явление Святой Руси в сонме новомучеников и подвиж­ников Российских. «Той Святой Руси, — говорил однажды владыка Трифон, — в которой князья и бояре и даже сами цари считали за величайшее счастье после бранных подвигов, или государствен­ных трудов, умереть простыми схимниками, — той Святой Руси, в которой умереть за Христа, хотя бы в мученьях, считалось Божией милостью». Ее-то мы вовсе и не потеряли, не потому, конечно, что не могли потерять, очень даже могли, а потому, что потерять ее нельзя. Она всегда с нами и верно ждет нас, сколько бы мы ни затя­гивали свои блуждания по земным околицам.

«Поистине, смерть есть тайна, — говорил митрополит Трифон незадолго до своей кончины, — которую мы поймем тогда, когда все соединимся в Царстве Небесного Отца, чтобы уже вечно жить одной любящей семьей. И пока мы здесь, на земле, будем верить, что любовь не умирает, что она вечно жива».

Валерий Шленов»

 

Проповедь Митрополита Трифона в неделю 9-ю по Пятидесятнице, за Литургией 12 августа 1907 года

 

Чудо укрощения бури

 

"Как отрадно прочитанное сегодня Святое Евангелие! Оно показывает, что Господь всегда близок к нам, всегда рядом с нами, всегда готов оказать нам Свою всесильную помощь — в особенности же во время скорбей и напастей, нас постигающих.

Весьма прост сей евангельский рассказ, но весьма поучителен. Апостолы были в лодке, вдруг сделалась буря, и они стали тонуть. Христос приблизился к ним, чудесным образом ступая прямо по воде. Они испугались, приняв Его за призрак. Господь их успокоил и, вошедши в лодку, укротил бурю. Все, бывшие в лодке, изумились, поклонились Ему и исповедали Его Сыном Божиим.

Благодатным ветром веет на наши души, когда мы слушаем этот евангельский рассказ. И в нашем плачевном житии часто постигают нас бури, часто бьют волны, сверкают молнии. Как многочисленны эти волны, как разнообразны, как свирепы! Одна волна, которая бьет прямо в сердце, клокочет в душе — это наши страсти. Горе тому человеку, который не устоит — она быстро донесет его до окончательной гибели.

Вторая волна — это скорби, нападки, напраслины от злых людей. Кровью и слезами брызжет эта волна на всякого блуждающего по морю житейскому.

Третья волна — это беды, несчастья, попускаемые Промыслом Божиим за прожитое в грехах время, за нерадение. Различные испытания посылает нам Господь: болезни, неудачи, общественные бедствия.

Многоразличны волны житейского моря, и всегда они настигают нас неожиданно, как неожиданно буря настигла апостолов. В самом деле, когда апостолы сели в лодку, они не думали ни о какой опасности. Но прошло несколько минут, и подул сильный ветер, началась буря, лодку стало качать, и им стала угрожать гибель. Не так ли бывает и с нами? Мы живем будничной жизнью, житейскими заботами и мало думаем о своем высоком назначении. Но вдруг постигают нас скорби, буря житейская, о которой мы и не думали.

Что мы делаем тогда? — То же, что и апостолы. Они по маловерию поколебались душой, не узнали Своего Учителя, приняли Его за призрак. Таковы и мы: когда постигают нас скорби, мы [малодушествуем], унываем, отчаиваемся, забываем, что Христос Спаситель всегда готов оказать нам помощь, и ждем гибели.

Но апостолы, увидев чудо укрощения бури, утвердились в вере и воскликнули: Истинно Ты Сын Божий (Мф. 14, 33). Ради этого Господь и пришел к ним на помощь.

Вера, стремление ко Христу вложено в каждого человека с самого раннего детства, потому-то [для нас естественно] всегда призывать Его на помощь во всяком деле, во всех обстоятельствах, особенно же в житейских бурях. Он же, Милосердный, во время скорби всегда близок к нам. Так, когда случилось несчастье, когда ученики Его стали тонуть, Он тотчас явился им, ободрил и сказал: Это Я, не бойтесь (ст. 27).

И нас, дорогие братие и сестры, Он посещает в скорбях. Мы слышим Его голос и в Священном Писании, и во время богослужения, и в различных обстоятельствах нашей жизни. «Не бойтесь, ободритесь, ведь это — Я! Ведь это Моя воля, Я желаю вам блага и поэтому посылаю испытания!» Счастлив был апостол Петр, просивший: Господи, если это Ты, повели мне придти к Тебе по воде. Господь сказал Ему: Иди! (ст. 28-29). Петр пошел по воде, и волны не потопляли Его до тех пор, пока он верил. Но вот подул сильный ветер, Петр усомнился и тотчас стал тонуть — подобно тому, как мгновен­но падает птица, подстреленная в крыло. Он возопил: Господи, спаси меня (ст. 30), еще минута — и меня не станет... И Господь простирает ему Свою руку.

И мы, дорогие братие и сестры, хотя и грешные, но все же Его создание. Будем же искренно просить Его в те минуты, ког­да овладевают нами сомнения, колебания, воззовем к Нему: «Господи, спаси нас, мы погибаем». И мы верим, что если будем так взывать к Нему, то ни один из нас не погибнет ни в этой жизни, ни в будущей.

Отрадно видеть апостолов: они припали, поклонились Господу и воскликнули: Истинно Ты Сын Божий. И мы, доро­гие братие и сестры, когда получим милость от Господа Бога, примем ее подобно апостолам. А кто из нас не получал Его милостей? Когда мы предстоим в храме перед открытым алтарем, когда исповедуем Его Сыном Божиим, поклоняемся Ему — тогда мы подобны апостолам! Мы говорим: «Господи, благодарим Тебя за Твои милости! Чем отплатим Тебе? — Истинною верою. Мы знаем, что неверующие, злые люди стараются нас отторгнуть от Тебя, лишить нас чистоты веры. Мы слабы, грешны, но мы не отдадим нашей веры никому. Господи, к кому нам идти? Мы не хотим ни к кому [другому] идти! Мы веруем, что Ты — истинный Сын Божий!» (ср.: Ин. 6, 68). Тогда мы ничего не убоимся, потому что будем не в лодке, как апостолы, но на корабле, которого не одолеют никакие волны, никакие бури…"

 

Стихотворение Владыки Трифона

 

Что у Бога прошу и молю

 

В день святой Ангела шлю вам привет.

Здравья желаю, счастливейших лет.

Но мои доченьки, радость желанная,

Счастье житейское — счастье обманное.

 

Нынче веселье, а завтра печаль,

А впереди — непроглядная даль!

Счастья иного и Богу любезного:

Веры горячей, моления слезного,

 

В горести мужества, в счастье смирения,

К людям любви, к их грехам снисхождения, —

Вот что у Бога прошу и молю

Всем, кто мне дорог, кого я люблю.